Ректор ДВФУ Никита Анисимов: "ДВФУ – особенный университет"

Про модульную систему образования, роль университета и его взаимодействие со школьниками, технопарк "Русский", национальную технологическую инициативу и экономические преференции для стартапов на острове в интервью корреспонденту "Интерфакса" рассказал ректор Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Никита Анисимов.

Фото предоставлено пресс-службой ДВФУ

Фото предоставлено пресс-службой ДВФУ

- Никита Юрьевич, в ДВФУ преподаватели работают по новой образовательной модели, весь учебный процесс переведен на модульный принцип. Расскажите, в чем его основное отличие и главные преимущества?

- Модульный принцип нельзя назвать новым, он используется во многих ведущих университетах мира. Суть в том, чтобы и студент, и преподаватель имели возможность гибко выстраивать свои жизненные и профессиональные траектории. Это как в игре "Тетрис": чем комфортнее конструкция кубиков, из которых ты строишь линии, тем проще тебе варьировать их при прохождении уровней.

Одно из основных преимуществ модульной системы образования – более интенсивный учебный процесс, каждый модуль – определенный интенсив. При этом студенты могут гармонично выстраивать свою траекторию развития, особенно во взаимодействии с работодателями, которые предлагают двух-трехмесячные практики на производстве. Предприятия находятся не на острове, где расположен университет, а на материке, поэтому человек должен уехать из кампуса на два месяца. В советской системе образования с ее строгими семестрами и сессиями такое было возможно только в период практики – летом.

То же самое касается и преподавателей, одна из ключевых миссий которых – сочетание образования и науки. Чем понятнее преподавателю его график, тем комфортнее ему распределять свое рабочее время: планировать поездки на конференции, организовывать научные мероприятия в своём вузе. Тем более, что мы живем в XXI веке, и современные средства связи позволяют проверять контрольные задания на аутсорсе. В модульной системе преподаватель точно знает, когда у него интенсивы, а когда есть время для участия в конференциях или написании научных книг и статей. Таким образом, модульная система позволяет им свободнее распоряжаться своим рабочим временем.

Третий очевидный плюс: нам гораздо проще синхронизировать учебный процесс с приездом сторонних лекторов. В традиционной системе образования мы должны были приглашать внешних лекторов на семестр, чтобы они прочитали свой курс. Сейчас на 2-3-недельный модуль с радостью соглашаются приезжать преподаватели из большинства ведущих университетов мира, с которыми мы сотрудничаем. Находясь в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), когда до ведущих столиц – Пекина, Токио, Сеула – 2 часа полета, приглашать преподавателей из этих городов – очень хорошая практика.

Хочу подчеркнуть, что мы – особенный университет. Наш учебный год начинается не 1 сентября, как у всех. В этом году мы начинаем учебный год 21 сентября, потому что университет ежегодно принимает Восточный экономический форум (ВЭФ), и это накладывает на нас определенные обязательства. Например, с 11-го по 13 сентября президент России будет работать на территории вуза. У него будет много гостей, топовых руководителей, и поэтому учебный год в 2018 году начнется 21 сентября. Закончить же учебный год мы должны одновременно со всеми государственными вузами, потому что дальше начинается приемная кампания, к которой есть формальные требования. Модульная система позволяет нам отказаться от традиционной зимней сессии. Студенты будут сдавать экзамены сразу по окончании учебного модуля. Это позволит нам сэкономить время. Ребята, начав учиться позже других, закончат одновременно со своими сверстниками из других университетов России.

- ДВФУ – один из крупнейших вузов на Дальнем Востоке России, перед Вами как руководителем стоят амбициозные задачи по его развитию. По каким критериям Вы подбираете людей и формируете команду?

- Тут вопрос скорее, как команда выбирает меня. Не я формирую людей, а вот они на меня могут влиять. Здесь нет какого-то единого рецепта. Совершенно точно можно сказать одно: каждый человек, который работает в университете, уверен, что этот проект призван стать одной из крупнейших образовательных побед России на дальневосточном векторе развития. Даже президент, общаясь во время прямой линии с гражданами России, сделал акцент на том, что ДВФУ – проект долгосрочный, и его миссия заключается в том, чтобы развернуть образование на Дальнем Востоке лицом к каждому человеку. Наверное, это и есть основная компетенция тех, кто работает со мной в административной и педагогической команде – видеть людей, для которых они работают. Это главный принцип, следуя которому люди собираются вокруг меня. Кто-то для этого меняется внутри, кто-то специально приходит, чтобы поработать в этой идеологии. Таких людей много. Я рассчитываю, что из той волны молодых людей, которые прошли обучение по программе "Глобальное образование", в нашу команду вольются ребята, отучившиеся за рубежом, и желающие разделить свои навыки с нашими студентами.

- Почему, на Ваш взгляд, программа Национальной технологической инициативы (НТИ), которая реализуется в том числе на базе ДВФУ, так важна для общества?

- Я попробую, как гражданин, занимающий одну из заметных управленческих позиций, сформулировать простые, обывательские цели, которые преследует программа, провозглашенная президентом. XXI век – это век глобальной конкуренции и не только между государствами, но и век конкуренции государств с транснациональными корпорациями. Капитализация ряда крупных компаний превышает экономику некоторых стран. Фактически, корпорации становятся государствами, они начинают влиять на международную политику, на судьбы людей. Иногда во главе этих компаний встают люди с определенными идеями. Например, кто-то хочет продвинуть во всем мире Интернет. К чему это приведет – большой вопрос. Будет ли это тотальный контроль за тем, что люди делают в Интернете, или же это действительно будет благо для всех?

Таких идей очень много. Технологический мир меняется с огромной скоростью. Тот, кто будет управлять технологиями XXI века и создавать новые, в конечном счете, сформирует наиболее комфортные условия для граждан. По этой причине во всем мире идет колоссальная борьба за таланты. По этой же причине в России появилась программа НТИ. Она должна поддержать идеи и проекты, которые обеспечат нашей стране технологическое лидерство в ближайшие 20-30 лет. Это сложная задача, ее непросто даже сформулировать, потому что мы не до конца можем прогнозировать, какая технология даст тебе наибольшее преимущество в мире через 15 лет.

Самый классический пример – мобильные телефоны. Эта технология еще 15 лет назад не была в приоритете у большинства компаний. Компания Kodak в середине 1990-х годов делала пленочные фотоаппараты и фотопленку, имела около 150 тыс. сотрудников, разветвленную сеть офисов. Сейчас Kodak – банкрот. Так устроена экономика, так устроена жизнь. Тот, кто не просчитывает технологическое будущее, может проиграть. Если государство позволяет себе открыто высказывать свою политическую и финансовую повестку, как это делает Россия, то мы просто обязаны иметь систему проектирования технологического будущего, и связанную с этим поддержку молодых людей, которым в этом будущем жить. Ребята, которые сейчас учатся в университетах, должны совершить технологический прорыв в ближайшие 8-10 лет. Им необходимо говорить на одном языке, реализовывать проекты, исходя из  общей технологической повестки. Мы же должны устранить административные и организационные барьеры, которые есть в существующей бюрократической системе, чтобы им помочь.

С этой целью с 10 по 21 июля совместно с Университетом НТИ "20.35" мы проведем на острове первый интенсив, рассчитанный на 1 тыс. участников – лидеров технологического развития России. Мы пригласили молодых ученых и гиков, особенно специализирующихся на Data Science, продвинутых старшеклассников и молодых талантов, предпринимателей и организаторов технологических изменений и Chief Data Officers, чиновников, отвечающих за цифровую трансформацию в своем регионе. Их ждет серьезная прокачка специфических компетенций, включая новые стратегии и тактики принятия решений на основе данных. Участников соединят в разных командах, и они смогут работать сразу над несколькими задачами. Все их шаги и активности составят новый цифровой след, который удостоверит их новые компетенции вместо стандартного диплома.

- Согласно концепции развития острова Русский, до 2022 года в ДВФУ должна быть создана территория опережающего развития (ТОР). Расскажите, в чем привлекательность этой территории для бизнеса и ученых?

- Развитие Дальнего Востока – одна из задач, которая поставлена президентом России. В регионе создано большое количество преференциальных норм. Самые лучшие практики потом будут внедрены по всей России. С этой целью принят ряд федеральных законов, введена специальная должность заместителя председателя правительства РФ, полномочного представителя президента РФ в Дальневосточном федеральном округе (ДВФО). Человек, занимающий эту должность – Юрий Петрович Трутнев, является председателем Наблюдательного совета нашего университета. Кроме того, появилось министерство по развитию Дальнего Востока и несколько институтов развития региона: Агентство по привлечению инвестиций на Дальний Восток, Фонд развития Дальнего Востока, Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке.

Ежегодно на территории нашего университета проводится ВЭФ, на котором встречаются главы государств АТР, обсуждают экономическую повестку, подписываются важные соглашения. Работа идет очень интенсивно и в разных направлениях. Так что повестка, заявленная главой государства, успешно реализуется. По словам Юрия Трутнева, 30% иностранных инвестиций в России уже приходится на Дальний Восток. На одного дальневосточника приходится в 6 раз больше инвестиций, чем в среднем на жителя России. Сейчас начинается вторая фаза реализации развития Дальнего Востока – это развитие его социальной инфраструктуры и обеспеченности. Более 150 млрд. рублей централизованно направляются президентом на развитие социальной инфраструктуры: строительство новых школ, больниц, дорог, объектов инфраструктуры для людей, которые будут жить на Дальнем Востоке.

Одно из преимуществ региона – электронная виза для иностранцев. Это упрощенная система, по которой к нам в ДВФУ приезжают лекторы и читают свои курсы по той самой модульной системе, о которой мы говорили. Теперь им не нужно получать обычную визу, даже если они из Японии. Они просто получают электронную визу, приезжают на 8 дней, читают свой модуль и уезжают. Это мощная система взаимодействия в образовательной сфере.

В России еще не было практики создания наукоемкой ТОР. Все экономические преференции, которые раньше были для ТОР – это преференции для малого и крупного бизнеса, в основном, в области капитального строительства. Сейчас пришло время создать ТОР для экономической поддержки наукоемких производств, высоких технологий и малого бизнеса. Для этого на острове Русский создается научно-образовательный центр для продвижения высоких технологий и развития стартапов. Ученые и бизнес будут взаимодействовать между собой и получат налоговые льготы. Новый набор налоговых преференций создается именно для ученых, которые будут распространять свою продукцию через сеть компаний, и продвигать ее на рынки АТР.

- А на каком этапе находится реализация проекта Технопарк "Русский"? С какими сложностями Вам пришлось столкнуться в процессе его реализации?

- Технопарк – это общепринятый в мире механизм взаимодействия бизнеса, образования, науки, госструктур и потребителей новых технологий. В мире технопарки создаются именно при университетах. Там открываются исследовательские офисы крупных компаний, размещаются стартапы, созданные студентами и учеными. Технопарки обеспечивают их взаимодействие с различными фондами, институтами развития и внешними контрагентами, помогают выйти новым компаниям на глобальный рынок.

- То есть фактически работа уже идет полным ходом?

- Во время Восточного экономического форума 2017 года мы с Виктором Феликсовичем Вексельбергом, возглавляющим фонд "Сколково", договорились о совместном учреждении технопарка. В перспективе – строительство новых зданий. 4 июня Юрий Петрович Трутнев встретился с резидентами нашего технопарка, которых уже более 50. Заявки поступают к нам уже из-за пределов Приморского края. Компании готовы прийти на остров, и войти в бизнес, пользуясь механизмами ТОР. Наши резиденты уже перестали помещаться в университете, поэтому предприниматели попросили Юрия Петровича помочь построить здание технопарка. Так происходит в "Сколково" и многих ведущих технопарках мира – в Пекине, Сингапуре, Токио. Везде рядом с университетом строят отдельные здания, где молодые предприниматели могут реализовать свое дело. Это офисные помещения, площадки для исследований и разработок, полигоны для испытаний. Полпред обещал помочь в этом вопросе. Мы ждем, когда выйдет поручение о проектировании технопарка, хотя понимаем, что строительство займет несколько лет. До тех пор мы будем предоставлять помещения внутри университета. К новому году мы ожидаем, что более 2,5 тыс. кв. м университета будут заполнены технологическими компаниями: стартапами и исследовательскими офисами крупных корпораций, которые сейчас открываются на Дальнем Востоке.

- Обратимся к теме международного сотрудничества. Вы часто взаимодействуете с азиатскими странами – Китаем, Кореей, Сингапуром, Японией. Как, по Вашему мнению, развиваются технологии в этих странах по сравнению с Россией? По каким направлениям устанавливается партнерство?

- В этом году в Китае прошел Студенческий чемпионат мира по программированию. Первое место заняла российская команда – команда МГУ им. Ломоносова, решив 8 задач. Второе место заняли ребята из Пекинского университета, решив только 7 задач. Получается, наши российские студенты в программировании – лучше всех в мире. Это возвращает нас к тому, что я говорил про охоту за талантами. Современный мир настолько лишен границ, особенно для молодых людей, что необязательно развитием технологий в стране должны заниматься граждане именно этой страны. Для этих целей можно пригласить к себе специалистов из других государств. В большинстве стран-соседей развитие технологий проходит по трансграничному сценарию: там работают международные научные группы, в которых участвуют студенты – японцы, китайцы или корейцы… Исторически между этими нациями сложились довольно непростые взаимоотношения. Последние 100 лет они буквально уничтожали друг друга, и генетическая память об этом живет в них. Им гораздо комфортнее собираться на ВЭФе и вести переговоры у нас, а не на территории одного из этих государств. Мы выстраиваем с ними взаимодействие на уровне равноправного партнерства. Они с большим уважением относятся к России, которая еще 50 лет назад способствовала становлению высшего образования в Китае, и первая запустила человека в космос. Наши партнеры это прекрасно помнят. В нашем взаимодействии прослеживается понимание, у них тоже есть свои программы НТИ и свое видение технологического будущего.

Наш университет предоставляет им широкие возможности для совместных исследований и разработок. Только за последний год мы договорились об открытии более 10 совместных образовательных программ с университетами-партнерами из стран АТР. Часть из них в сфере науки и высоких технологий, часть – по исследованиям океана и биомедицине, которые являются приоритетными направлениями исследований в ДВФУ.

Владивосток, наверное, самая человекоориентированная точка России. В радиусе 1 тыс. км у нас проживает более 400 млн человек, в нескольких часах лета находятся ведущие мировые столицы и центры высоких технологий. Сложно сказать, какой город более высокотехнологичен: Шэньчжэнь или Сингапур. Слово Шэньчжэнь в России слышали далеко не все, а он входит в топ-5 городов мира по темпам прироста населения.

- Сколько иностранных студентов у вас обучаются? Как вы их привлекаете?

- В какой момент количество иностранных студентов можно описать словом "много"? Иногда достаточно одного иностранного студента, который потом перевернет весь мир. У нас есть определенные ограничения по местам, которые мы можем предоставить, поэтому у нас ведется строгий отбор. В прошлом году к нам поступили студенты из 67 стран мира не только по направлениям Россотрудничества, но и по договорам. Для них у нас есть платные образовательные программы на английском языке. Многие студенты еще дома изучают русский язык для того, чтобы потом получить образование в России. Оно считается престижным. У нас работает центр русского языка, который помогает ребятам освоиться и получить хорошее образование. Сейчас в ДВФУ обучается около 3 тыс. иностранных студентов, при том, что всего  студентов около 23 тысяч. Процент довольно высокий, но много это или мало – смотря с чем сравнивать.

- Как вы работаете со школами?

- Миссия каждого университета – как можно плотнее вовлекать школьников в свою работу. Возможно, поэтому такой популярностью пользуется Фестиваль науки, который ежегодно проходит по всей России. В свое время его проведение инициировал МГУ им. Ломоносова. Я был одним из организаторов первого фестиваля, когда работал в МГУ. президент поддержал нашу инициативу, и она стала более масштабной.

Университет одновременно работает и со школьниками, которые только через 10 лет закончат вуз, и с работодателями, которые по причине быстрого технологического прогресса видят свое будущее всего на 5-6 лет вперед. Кто же еще будет поддерживать школьное образование, если не университетская профессура, которая видит и будущее в технологиях, и состояние школьного образования? Сейчас около 80% студентов нашего университета – это студенты Дальнего Востока. Мы здесь не разделяем – Приморский край, Хабаровский или Сахалин – не важно. ДВФУ создавался как центр притяжения всей молодежи Дальнего Востока, и мы стараемся соответствовать этому формату, создаем современное, интересное и технологическое образование.

Система управления образованием в нашей стране разделена: у школьного образования свой руководитель – министр просвещения, у высшего образования свой руководитель – министр науки и высшего образования. Руководители могут меняться, по-разному могут называться должности, но школьники всегда приходили и будут приходить в университет. Они посещают курсы, участвуют в совместных проектах со студентами, слушают лекции ведущих преподавателей по тем направлениям, которые им интересны. К примеру, в структуре нашего университета работает несколько общеобразовательных школ на 2,5 тыс. учащихся. У нас есть даже свой детский сад. Все это – механизмы взаимодействия между школой и университетом, которые были всегда, и никакие административные изменения не могут на это повлиять.

Новый вице-губернатор края по образованию Ирина Мануйлова раньше работала в команде Ольги Юрьевны Васильевой. Мы возлагаем большие надежды на сотрудничество в этом направлении. К примеру, по инициативе губернатора именно на территории нашего университета в этом году находится ситуационный центр ЕГЭ, самый большой в стране – более 120 рабочих мест. 6 июня здесь проходил ЕГЭ по русскому языку. Это был настоящий улей в университете: студенты, общественные наблюдатели активно участвовали в проведении ЕГЭ. Усиление контроля за качеством всегда повышает результат, это факт. В среднесрочной перспективе – взаимодействие по линии ЕГЭ по административной вертикали. Мы рассчитываем, что это тоже даст положительные результаты.

- В 2017 году в ДВФУ был учрежден Фонд поддержки технологического предпринимательства, чтобы поддерживать стартапы. Каким образом вы их поддерживаете? Знаю, что у вас можно защитить диплом в виде стартапа, такой вот эксперимент.

- Это даже не эксперимент, это и есть та самая форма поддержки предпринимательства. Стартап – это форма реализации инициативного человека, когда он создает свое предприятие. Задача университета – помогать своим студентам, где бы они ни находились, и в какой бы момент времени ни попросили о помощи. Когда университет эту задачу способен выполнять, он может гордиться тем, что он называется университетом.

Фонд поддержки технологического предпринимательства – это одна из тех мер, которые университет взял на себя, чтобы поддержать молодых предпринимателей. Параллельно на Петербургском экономическом форуме (ПМЭФ) Российская венчурная компания ("РВК"), "Роснано" и Фонд развития Дальнего Востока учредили Фонд развития высоких технологий на Дальнем Востоке. Он будет поддерживать "подросшие" стартапы, готовые перейти от прототипирования к реализации. Однако чтобы они доросли до момента, когда фонд даст им деньги, нужны малые фонды. Мы отстроили взаимодействие с фондами, поддерживающими стартапы на регулярной основе, такими, как, например, Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонд Бортника). Заодно мы создали свой фонд, который сейчас привлекает средства спонсоров, чтобы финансировать конкретные стартапы, возникающие именно в нашем технопарке. Этот фонд является гарантом того, что все административные барьеры отойдут на второй план, и он будет обеспечивать приоритетное взаимодействие с малым бизнесом. К сожалению, бюрократическая машина способна задушить стартапера, даже не заметив этого. Поэтому задача нашего фонда – аккумулировать вокруг себя молодых предпринимателей и выступить в качестве буфера между ними и бюрократической машиной. В конце концов, именно они должны стать реальными резидентами ТОР и сформировать на острове Русский новые высокие технологии, обеспечив стране технологическое лидерство в рамках программы НТИ.

- Куда трудоустраиваются ваши выпускники? Остаются ли они работать на Дальнем Востоке?

- Траектория трудоустройства наших выпускников сложная. Владивосток – не мегаполис, количество выпускаемых нами специалистов избыточно для местного рынка труда. В этом году стены ДВФУ покинут 4,1 тыс. новых специалистов и так – ежегодно. Часть из них находят работу в компаниях Владивостока, часть, мы надеемся, станут резидентами технопарка. Кто-то – особенно востоковеды, специалисты по международным отношениям и политологи – находят для себя возможности реализоваться в ближайших к нам странах, и обеспечивают наше взаимодействие по дипломатической линии. Молодые ученые работают в стенах местной Академии наук и других ее подразделений. Ряд ребят работают во взаимодействии с Новосибирском, "Сколтехом", с московской частью РАН. В этом году мы празднуем 100-летие инженерного образования, собирая в университете выпускников прошлых лет. Наши выпускники-инженеры, в основном, ориентированы на существующий технологический бизнес, который есть на Дальнем Востоке.

Вокруг университета сконцентрированы работодатели, большинство из которых – сами выпускники одного из тех университетов, на базе которых был создан ДВФУ. Они предпочитают брать на  работу ребят, которые получили то же инженерное образование, что и они сами. Никуда не девается и история Ассоциации выпускников, отношения выпускников, которые поддерживают друг друга. Ребята-журналисты идут работать в местные и федеральные СМИ, пополняя собой плеяду существующих звезд. Актуален и вопрос трансграничного взаимодействия в сфере журналистики с китайскими, японскими и корейскими изданиями, который активно обсуждался на недавно прошедшем у нас Медиасаммите.

У каждого выпускника свой вектор развития, университет дает базу если не всем, то очень многим.

- Следующий вопрос связан с рейтингами. Вас можно поздравить – в последнем рейтинге QS ДВФУ заметно улучшил свои позиции. Как вы считаете, благодаря чему это удалось?

- Хвалиться тут пока особо нечем, рейтинги – вообще вещь довольно условная. Даже руководитель государства поручил сделать российский рейтинг, который учитывает специфику российского образования.

Мы стабильно входим в топ-20 российских вузов – это для меня показатель устойчивости. В международных рейтингах очень многое зависит от научной составляющей. Еще не везде в России развита культура англоязычных публикаций, хотя международная система цитирования прижилась в полной мере. Я считаю, что основным фактором нашего успеха стали планомерные изменения в научной политике университета, повышение культуры научной работы преподавателей. Но нам еще есть над чем работать. Я рассчитываю, что когда мы дадим преподавателям больше времени для научной практики через модульную систему, это даст качественный скачок.

Мы сделали акцент на международном взаимодействии, узнаваемости, коллаборации профессоров в научных сетях. Сейчас мы открываем представительства в Японии, Китае и Вьетнаме. Разные рейтинги оценивают все эти действия по-разному, но все они учитывают и узнаваемость, и степень взаимодействия с тем или иным университетом.

Нововведения, которые были инициированы в университете за последние 5 лет, оказались хоть и небесспорными, но эффективными. Сейчас эти преобразования завершаются, и мы готовы перейти к новой программе развития на ближайшие 10-15 лет. Все это так или иначе, но отражается на всех формальных показателях. Мы растем в рейтингах, и я рассчитываю, что так будет продолжаться и дальше.